Введение

О Гамбургских буддийских исследованиях

       Буддизм занимал видное место в изучении идей Азиатских религий в Университете Гамбурга почти 100 лет, с самого рождения буддийских исследований в Германии. Мы гордимся тем, что наша программа размещена в одном из новаторских учебных заведений в Европе, в котором изучение буддизма стало основным предметом для студентов, сосредоточенных на религиозных аспектах Южной и Центральной Азии.
       В этой серии публикаций Центр изучения буддизма Numata при Гамбургском университете стремится почтить эту давнюю приверженность исследованиям и поделиться результатами этой традиции с академическим сообществом и широкой общественностью. Сегодня буддийские исследования как академическая дисциплина используют широкий спектр подходов и методов. Эта область охватывает современные проблемы в той же мере, в какой они углубляются в исторические аспекты буддизма. Аналогичным образом, вопросы, формирующие область буддийских исследований, расширились. Понимание современных буддийских феноменов и того, как эти явления укоренены в далеком прошлом, не является предметом потворства своим желаниям. Скорее, стало ясно, что содействие такому пониманию является одним из многих важных обязательств современных многокультурных обществ в глобализированном мире.
       Буддизм - одна из великих человеческих традиций религиозной и философской мысли. Целью серии Гамбургских исследований буддизма является обсуждение аспектов широкого разнообразия буддийских традиций, которые будут интересны ученым и специалистам по буддизму, но в нем также ставится задача сопоставить богатое наследие буддизма с вопросами, ответы на которые нелегко вывести с помощью исключительного использования филологических методов исследования. Такие вопросы требуют проницательного понимания ученых, подходящих к буддизму из различных дисциплин, опирающихся на и все же выходящих за рамки тщательного изучения текстовых материалов. Мы убеждены, что серия гамбургских буддийских исследований будет способствовать открытию буддийских исследований для тех, кто не обязательно обучен в языках буддийских традиций, но хочет выйти на поле изучения с учетом своих дисциплинарных интересов. Мы очень надеемся, что эта серия побудит более широкую аудиторию заинтересоваться академическим изучением буддийских традиций.

О данной публикации

Я с большим удовольствием представляю второй том в серии гамбургских исследований буддизма, исследование Бхиккху Аналайо, профессора Asien-Afrika-Institut Гамбургского университета. Эта книга является дополнением к его предыдущему исследованию происхождения идеала бодхисаттвы, опубликованному в той же серии. В настоящей книге он обращается к другому важному аспекту развития буддийской мысли: истокам Абхидхармы.
    Аналайо показывает, что два основных способа, обычно используемых в академических кругах для объяснения возникновения Абхидхармы - использование списков (матрика) и формата вопросов и ответов - являются формальными элементами, которые сами по себе не характерны для мышления Абхидхармы. Выходя за рамки представления о том, что возникновение Абхидхармы может быть расположено в таких формальных аспектах, он показывает, как попытка представить всеобъемлющую карту учений постепенно привела к возникновению новой терминологии и новых идей. Он идентифицирует понятие надмирского пути как случай, когда полноценная мысль Абхидхармы проявляется в дискурсах, а именно в Махачаттарисака-сутте традиции Тхеравады, а также в других несвязанных дискурсах из традиций Дхармагуптаки и Муласарвастивады, существующих в китайском переводе.
   Аналайо приходит к выводу, что Абхидхарму характеризует не просто использование сухих списков и резюме, а способ мышления пошедший дальше (абхи), чем Дхарма, которой учат в ранних беседах вообще. Такая прогрессия возникает в качестве результата тщательной проверки всех составляющих определенного переходного события.

Майкл Циммерманн

Введение

Целью мудрости является разочарование, бесстрастие и видение, как оно есть на самом деле - (MĀ 211 в T I 790c 22 .)

       Эта книга является дополнением к моему исследованию «Происхождение идеала бодхисаттвы», в котором я исследовал то, что могут предложить ранние проповеди относительно начала идеала бодхисаттвы. В «Рассвете Абхидхармы» я также исследую еще одно  сравнимое по значимости для буддийской мысли развитие: появление Абхидхармы. В последней главе и заключениях к настоящему исследованию я попытаюсь связать эти две траектории, которые оказали такое центральное влияние на развитие буддизма.
        Мой подход основан на изучении выбранных ранних лекций, без каких-либо претензий на всестороннее освещение всех соответствующих материалов. Начало Абхидхармы, конечно, уже изучалось рядом ученых (мое незнание японского языка помешало мне извлечь выгоду из исследований, опубликованных на этом языке). Поэтому на следующих страницах будет мало впечатляющего. Тем не менее, я надеюсь, что то, что возникает при подходе к этой теме с точки зрения ранних лекций, поддержит интерес читателя.
         Мое исследование разделено на четыре главы. В первой главе я начинаю с упоминания совместного чтения Дхармы, сангхити, в частности, принятия Сангхити-сутры в качестве дискурса, иллюстрирующего создание кратких списков, матрика. Во второй главе я перехожу к культивированию мудрости через знание элементов, как разъяснено в «Бахудхатука-сутре», а затем исследую комментирующий характер ранних работ Абхидхармы и значение самого термина абхидхарма. Тема третьей главы - медитативный анализ, в частности анализ достижения поглощения и четырех благородных истин, основанный на изучении соответствующих разделов из Анупада-сутты и Махасатипаханы-сутты. В этой же главе я также перейду к связи четырех благородных истин с пробуждением Будды и к тому, что Будда достиг всеведения. Путь к пробуждению является темой четвертой главы, основанной на изучении надмирского пути, описанного в Махачаттарисака-сутте. Я продолжаю
с необходимостью в традициях Абхидхармы и Махаяны в аутентификации в качестве слова Будды и повествования, используемого в традиции Тхеравады для этой цели, согласно которому Будда учил свою мать Абхидхарме во время пребывания на Небесах Тридцати трёх.
   Рассматривая такие темы, как всеведение Будды и его предполагаемое учение Абхидхармы на небесах, я намерен подчеркнуть, что начало Абхидхармы не было бы результатом сухости одного лишь схоластицизма. В качестве дополнительного напоминания о множественности влияний, которые сформировали бы формирующуюся Абхидхарму, я разнообразил свои дискуссии  различными частями буддийского искусства надеюсь, что это сохранит ощущение масштабов исследуемого развития, которое легко упустить из виду при подходе, основанном исключительно по текстовым источникам.